ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

ректора-основателя РГСУ, президента Вольного
историко-социологического и
психолого-педагогического общества

ЖУКОВА ВАСИЛИЯ ИВАНОВИЧА

академика Российской Академии наук

0 товаров: 0 руб.

Статьи, интервью и комментарии

Выбрать:

Статьи, интервью и комментарии

ПРЕКАРИАТ: модная тема социологических размышлений или новый класс в социальной структуре общества (научная статья)

Социология XXI столетия обогатилась совокупностью идей, связанных с вступлением цивилизации в шестой технологический уклад (в парадигме длинных волн Н.Д. Кондратьева) или четвертую индустриальную революцию («цифровизацию»), как считают современные исследователи. Речь идет о концепции под названием «прекариат».

В концептуальном плане проблемам изучения прекариата посвящены многочисленные труды, среди которых выделяются работы Гая Стендинга, Майкла Сэвэнджа, если говорить о западной социологии, Ж.Т. Тощенко, О.И. Шкаратана, если вести речь о российских ученых.

В буквальном смысле слова прекариат – это сочетание, сложившееся из двух понятий: precarium (лат. яз: неустойчивый, нестабильный) и наименования грозного класса – пролетариат. По определению Ж.Т. Тощенко прекариат означает «наличие социального слоя, который олицетворяет отчуждение не только от результатов труда, но и от всего общества значительных социальных групп, испытывающих особые, изощренные формы эксплуатации их труда, их знаний, их квалификаций, а, в конечном счете, и качество жизни» (Тощенко Ж.Т. Зарождение нового социального класса // Вестник Российской академии наук. 2016. Т. 86. №3. С. 37-42).

Появление прекариата в России вызвано сменой государственного строя, крушением советской империи и является результатом радикальных либеральных реформ, проведенных в 90-х годах XX века и продолжающихся в неолиберальной форме в XXI веке.

В процессе их проведения появились многочисленные группы социально обездоленных людей, в числе которых можно выделить:

  1. Часть трудоспособного населения, занятого на временной работе. Эта социальная группа составляет около 30 % трудоспособного населения и лишена тех прав, которыми обладают сотрудники, имеющие постоянную работу.
  2. Сезонные рабочие и люди, занятость которых обеспечивается случайной работой, не связанной с полученной специальностью.
  3. Люди так называемых свободных профессий из сферы культуры, услуг, информационной среды, которые заняты фрилансом.
  4. Люди, имеющие постоянную работу, но не получающие адекватную их роду деятельности заработную плату. Это, прежде всего, «бюджетники» из сферы науки, образования, культуры и т.д. Эта группа населения наиболее многочисленна в России и странах, входивших в состав СССР. Исключение составляет Белоруссия, где состав населения более однороден в социальном плане, а признаки дифференциации наблюдаются, в основном, в политической области.

В большинстве стран СНГ социальное расслоение начиналось с насильственной имущественной дифференциации, которая проводилась в форме шоковой терапии и развивалась стремительно.

К проблемам состояния, в том числе имущественно-социального расслоения российского общества на рубеже тысячелетий, мне доводилось обращаться не раз (См.: Жуков В.И. Российские преобразования: социология, экономика, политика. – М. РИЦ ИСПИ РАН, 2003. – 573 с.; его же. На рубеже тысячелетий: социология отечественных преобразований. 1985-2005 гг. – М: Изд-во РГСУ, 2008. – 940 с.; его же. Юбилей трагедий. – М.: Изд-во РГСУ, 2011. – 820 с.; его же. Социальное развитие России: историко-социологическая компаративистика. В 3-х т. – М.: Изд-во РГСУ, 2012 и др.) Крупные работы на эту тему вышли в Институте социологии РАН, Институте социально-политических исследований, других академических институтах и ведущих ВУЗах страны.

В результате этих исследований сложилась аксиома: радикальные либеральные реформы породили имущественное расслоение населения с далеко идущими, но не предусмотренными политическими, экономическими, интеллектуальными, духовными и другими последствиями.

Обратимся к истокам социальной дезорганизации общества, т. е. к 90-м годам XX века.

Политика Правительства России расколола население на сверхбогатых и обездоленных, но не привела к созданию однородных социальных слоёв, не выработала механизм гармонизации интересов людей, резко отличающихся по размеру доходов и качеству жизни.

Наибольшую опасность для устойчивого развития и реализации намеченного Правительством Российской Федерации курса неслааморфность социальной структуры общества.

Наглядное представление о распределении общего объема денежных доходов по пяти группам населения (в каждой группе – по 20% населения) дает следующая таблица (см. табл. 1, в %).

Таблица 1

Группы населения

 

1992

 

1993

 

1994

 

1995

 

1996

 

1997

 

1998

 

1999

 

Первая (с наименьшими доходами)

6,0

5,8

5,3

5,5

6,2

6,0

6,1

6,2

Вторая

11,6

11,1

10,2

10,2

10,7

10,2

10,4

10,6

Третья

17,6

16,7

15,2

15,0

15,2

14,8

14,8

14,9

Четвертая

26,5

24,8

23,0

22,4

21,5

21,6

21,1

21,0

Пятая (с наивысшими доходами)

38,3

41,6

46,3

46,9

46,4

47,4

47,6

47,3

 

Приведенные данные свидетельствуют о том, что масса денежных доходов людей, относящихся к пятой группе населения, превышала массу денежных доходов населения первой группы в 1992 году в 2,9 раза, в 1993 – в 6,2 раза, в 1994 году – в 5 раз. В 1995 году на долю 40% наиболее благополучного населения приходилось 69,3% всех денежных доходов, тогда как на долю 60% несостоятельных, то есть основной массы населения, 30,7%. Результаты обследования, проведенного в октябре 1996 года, показали, что 52% населения имели 1% накоплений, а у 2% семей было сосредоточено 53% общей суммы сбережений. Богатые и очень богатые группы, доля которых в общей численности населения составляла 5%, владела почти тремя четвертями (73%) общего объема сбережений.

Примерно те же соотношения характерны для сбережений в наличной форме: 5% богатых и очень богатых владели 80% валюты в наличной форме. Средний размер душевых сбережений на момент обследования в семьях очень богатых составлял 30 тыс. долларов, а тот же показатель в бедных семьях был равен 22 долларам (См.: Путь в ХХI век: стратегические проблемы и перспективы российской экономики / Рук. авт. колл. Д.С. Львов. – М.: ОАО Изд-во «Экономика», 1999. С. 144–145).

Разрыв между нищетой, бедностью и богатством увеличивался, однако число тех, кто имел душевые доходы свыше 7000 руб. в месяц, стало расти. К концу 90-х годов XX века – началу XXI столетия их стало 6,8%, в 2002 – 12,7%, в 2003 году – 21,2% (Российский статистический ежегодник: 2004: Стат. сб./Росстат. – М., 2004. С. 193).

В течение первых лет нового столетия распределение населения по величине среднедушевых денежных доходов отражено в таблице 2 (в %).

Таблица 2

Годы

2002

2003

2004

2005

Все население

100

100

100

100

В том числе со среднедушевыми денежными доходами в месяц, руб.:

До 1500,0

17,3

9,9

6,2

3,2

1500,1–2500,0

23,0

17,5

13,2

8,9

2500,1–3500,0

18,1

16,7

14,4

11,5

3500,1–4500,0

12,6

13,4

12,8

11,5

4500,1–6000,0

11,8

14,3

15,0

15,0

6000,1–8000,0

8,2

11,4

13,4

14,9

8000,1–12000,0

6,1

10,2

13,7

17,3

Свыше 12000,0

2,9

6,6

11,3

17,7

 

При очевидном росте количества людей, чья заработная плата превышала 7000 руб. в месяц, общая картина дифференциации, тем не менее, сохраняла неблагоприятные для социального самочувствия населения тенденции (см. табл. 3, в %).

Таблица 3

Группы населения

2000

2001

2002

2003

Первая

5,8

5,6

5,6

5,6

Вторая

10,4

10,4

10,4

10,3

Третья

15,1

15,4

15,4

15,3

Четвертая

21,9

22,8

22,8

22,7

Пятая

46,8

45,8

45,8

46,1

 

При общем росте доходов населения России их концентрация на полюсах бедности (1 группа) и богатства (5 группа) не только сохранилась, но и существенно выросла в пользу богатых (Российский статистический ежегодник: 2004: Стат. сб./Росстат. – М., 2004. С. 193).

В дальнейшем ситуация ухудшилась: с 2007-2008 годов Россия вступила в полосу затяжного финансово-экономического и мировоззренческого кризиса. Избранная Правительством России политика выхода из системного кризиса опиралась на отжившие свой век либеральные доктрины, что не содействовало социально-экономическому прогрессу. Сложившаяся к этому времени глобальная зависимость экономики России от зарубежных товаропроизводителей дополнилась обрушившимися на страну санкциями, что не позволяет России преодолеть кризисные явления до настоящего времени. При этом олигархическая часть общества, представленная в первую очередь финансовыми магнатами, переложила все издержки застойного времени на население страны.

По официальным данным в стране в начале 2017 года проживало 21,4 млн граждан, имеющих доходы ниже прожиточного минимума, размер которого в декабре 2016 года составлял 9 889 рублей (См.: Аргументы недели. 2017. №6 (548). С. 3). За последние 2 года число долларовых миллионеров в России увеличилось, а доходы основной массы населения сократились на 10 %. Это – в среднем. В России 72 человека из 100 живут меньше, чем на 15 000 рублей в месяц, а 2 % населения (примерно 1,6 миллиона человек) имеют доходы выше 110 000 рублей в месяц на каждого члена семьи.

Минимальный размер оплаты труда в России в 10-12 раз ниже, чем в европейских странах. Европейское статистическое ведомство «Eurostat» опубликовало данные о минимальных размерах зарплат в ЕС за 2016 год. Они таковы: в Люксембурге – 1 999 евро в месяц; в Ирландии, Нидерландах, Бельгии и Германии – около 1 500; в Румынии – 275; в Болгарии – 235; в России – 120, т. е. на 12 евро меньше, чем в Белоруссии.

За последние 3 года в России с 13 000 до 8 000 долларов США сократился среднедушевой ВВП.

Над страной нависла глобальная нищета. Рапорты о снижении инфляции на 5,4 % не соответствуют реальному положению дел и вызывают у населения раздражение, поскольку каждому обычному потребителю известно, что стоимость сливочного масла в 2016 году выросла (в зависимости от сорта) на 100-200 рублей за кг, селедка подорожала на 45 %, стоимость лекарств увеличилась от 3 до 7 раз (валидол – с 10 рублей до 30, валокордин – в 2 раза, анальгин – на 70% и т.д.)

Реальные доходы населения падают уже в течении 30 месяцев. В медицинских и образовательных учреждениях и штаты, и заработная плата уменьшились на 50 %; штат РЖД только за 3 квартал 2016 года сократился на 30 000 человек, в Ростелекоме уволили 9 000 человек, на АвтоВАЗе – 7 800 работников и даже в Сбербанке – 5 900 сотрудников (См.: Аргументы недели. 2017. №8 (550). С. 4).

Эти и другие цифры звучали на Сочинском инвестиционном форуме в феврале 2017 года. В основном, с содержанием оптимистического доклада Д.А. Медведева они не коррелируют. Потому и слушали его участники форума с каменными лицами. И лишь независимый и хорошо информированный С.Б. Иванов время от времени посмеивался.

Тема социального самочувствия пенсионеров участников форума особенно не беспокоила, хотя их положение плачевно. Для них установлен прожиточный минимум в размере 8 136 рублей. Главный пенсионер страны, советующий пенсионерам находить дополнительный заработок, задекларировал за 2015 год доход в размере 6 172 111 рублей (примерно 100 200 долларов США). Т.е. в плане социального обеспечения сенатор-пенсионер В. Рязанский в 639 раз лучше обычного пенсионера.

Концентрация богатства на вершине и внизу социальной пирамиды увеличилась; средний и малый бизнес подавлены; социальной опорой власти являются не средние слои населения, т. е. производители, а клерки; количество людей, оказавшихся за чертой бедности, к началу 2017 года приблизилось к 22 миллионам человек.

Сложность ситуации усугубляется тем, что занятое в сфере производства и оказания услуг население получает заработную плату, не позволяющую обеспечить достойную жизнь; растут цены на товары первой, второй и всех остальных необходимостей, увеличиваются расходы в сфере жилищно-коммунальных услуг. Все это ухудшает социальное самочувствие более 60 % населения, а оставшаяся часть его пребывает в бедности и нищете (за исключением тех, кто находится на вершине политического и финансового могущества).

Проводимая Правительством России политика «оптимизации» медицинских, образовательных и других бюджетных организаций, их «слияния» и «поглощения» выбрасывают на улицу десятки тысяч образованных людей, способных усилить интеллектуальный потенциал оппозиции, придать ей системный характер.

В стране зреет глухое недовольство. Проявляться оно может по-разному. На этот счет есть такая легенда: окружил, якобы, Тамерлан богатейший город и под угрозой истребления его жителей повелел собрать громадную дань. Собрали сокровища и сложили к ногам непобедимого и жестокого Тамерлана. И спросил повелитель: «Что делают жители?» Ему ответили: «Плачут». «Вернитесь, – повелел Тамерлан, – и соберите еще столько же». Выполнили и эту волю Тамерлана. «А теперь что делают жители?» – поинтересовался он. «Кто поет, кто смеется, кто танцует», – ответили ему. И Тамерлан снял осаду: если жители смеются, поют и танцуют, то терять им больше нечего.

Как в аналогичной ситуации на нищету и обездоленность реагирует население России, показали февральские и октябрьские события 1917 года…

Наибольшую опасность для обеспечения социальной стабильности российского общества представляет то, что имущественная дифференциация привела к тому, что противостояние по линии «богатые – бедные» дополнилось неоднородностью политических симпатий среди лиц, относившихся к одному и тому же имущественному слою. Среди наиболее состоятельных граждан можно встретить талантливого предпринимателя и коррумпированного чиновника, процветающего актера, бомжа и лидера мафиозной группировки. Среди лиц с низким уровнем доходов оказались и квалифицированные рабочие, и инженерно-технический персонал, и люмпенизированная часть общества.

При таком социальном составе населения политические симпатии, определяющие гражданский выбор (в том числе и при голосовании), формируются без учета имущественного положения.

Из этого следует, что имущественная дифференциация в России не сопровождалась усилиями по консолидации общества. Более того, противоречия по «вертикали» дополнялись расхождением политических интересов по «горизонтали» и создавали социальное напряжение, способное вылиться в борьбу каждого против всех.

Гармонизация противоречий, накопившихся как внутри общества, так и между властью и обществом через механизм взаимодействия политических партий невозможна, поскольку из четырех главных политических сил только «Единая Россия» имеет свой стабильный электорат, который, во-первых, сравнительно немногочисленен; во-вторых, состоит из чиновничества, которое в кризисных ситуациях ненадежно и не обладает качествами политических борцов; в-третьих, чиновничество не пользуется авторитетом и доверием у населения.

Остальные партии не выражают интересы одного социального слоя, могут в кризисной ситуации достичь согласия между собой, но не имеют рычагов влияния на поведение регионов, если их население начнет выходить из-под контроля.

Б.Н. Ельцин был совершенно прав, когда в середине 90-х годов прошлого века пришел к выводу: «Общество, в котором человек не имеет политических, экономических и социальных гарантий, не способно противостоять экстремистской демагогии и рецидивам тоталитаризма».

Что верно, то верно: криминально-бюрократический капитализм без конкуренции ничем не лучше социализма без демократии; олигархический произвол страшнее демократического централизма; культура «от Швыдкого» циничнее морального кодекса строителя коммунизма…

На смену коммунистическому Дьяволу в конце ХХ века пришел демократический Дракон. Он сидит в каждом из тех, кто во времена тоталитарного господства имел привилегии, занимал должность и ни в грош не ставил Гражданина. Все как в одной из корейских притч: жил-был Дракон, грабил людей, разорял города и села и был при этом непобедим и бессмертен, ибо каждый, кто его убивал, сам становился Драконом. Таким коллективным политическим Драконом стала вышедшая из коммунистической утробы российская власть.

Накануне выборов Президента России мы имеем 38 миллиона работников, занятых, по словам О.Ю. Голодец, в «непрозрачной сфере»; 22 миллиона человек, оказавшихся за чертой прожиточного минимума и 14-17 миллионов (по подсчетам Академика С.Ю. Глазьева) безработных.

Взятые вместе они составляют электоральное большинство, а их социальное положение характеризуется тем, что они:

-           отчуждены от собственности, управления и бесправны перед лицом работодателя;

-           не защищены профессиональными союзами, боссы которых срослись с властью;

-           не имеют уважаемого социального статуса;

-           переживают депрофессионализацию;

-           лишены стабильных доходов, их заработки случайны и зависят от самых разных обстоятельств;

-           разочарованы в идеалах социального государства, которое не принесло им ни справедливости, ни гражданских прав, ни демократических свобод.

Таковы основные количественные и качественные характеристики российского прекариата. Пока он многочисленен, но не организован. Более того, прекариат не осознает себя ни как «класс в себе», ни как «класс для себя». Пока это протокласс. Без лидеров, организации, программы действий. В среде прекариата господствует социальный пессимизм, гражданская апатия и ощущение безысходности своего положения.

В таком состоянии прекариат российской власти не опасен. Пока не опасен. Но все может измениться мгновенно, как это уже происходило в феврале и октябре 1917 года и повторилось в декабре 1991-го. Катализатором социального взрыва могут стать причины как внутреннего, так и внешнего характера. Также внезапно могут появиться и никому не известные сейчас политические вожди. В свое время либерально-демократический переворот возглавили А. Собчак, Г. Попов, Г. Бурбулис и другие люди, ставшие известными не только в России, но и во всем мире за считанные недели.

Понять природу происходящего, оценить прошлое и предвидеть будущее – одинаково сложно и в равной степени опасно. Расплачиваться всем, кто это делает, приходится и за ошибки, и за достоверность. Объясняется это достаточно просто: желающих знать свою судьбу не больше тех, кто не хотел бы застывать от ужаса, познакомившись с предсказаниями, например, М. Нострадамуса (1503–1566 годы). Как известно, почти все пророчества М. Нострадамуса сбылись: он предсказал Вторую мировую войну и поражение Германии; ядерный взрыв в Хиросиме; «культурную революцию» в Китае и дату смерти Мао Цзэдуна; отнес к 1990 году крах коммунистической доктрины, допустив погрешность в 6 месяцев, и т.д. Некоторые пророчества М. Нострадамуса не сбылись, и в начале XXI века к власти в России не пришла женщина-политик. Одно пророчество настораживает. М. Нострадамус предупреждал о политике, начавшем карьеру в 90-х годах ХХ столетия, который погубит Россию как великую державу. Российского лидера заманят в ловушку и вынудят начать братоубийственную войну с христианским государством. Произойдет это около 2011 года (См.: Все о Нострадамусе. – М., 2000. С. 245, 275). Слава Богу, в это время ничего подобного не случилось. А если бы случилось, то результатом катастрофы стало бы то, что в Россию и Европу хлынули потоки эмигрантов.

Как видим, пророчества и сбываются, и нет. С точки зрения достоверности авторских прогнозов судьба очередной модернизации России в XXI столетии будет зависеть от способности власти соединить в рамках правительственного курса оставшийся нереализованным экономический, интеллектуальный, финансовый и иной потенциал России с типом социального прогресса и развивающимися в мире глобальными трендами, консолидировать прекариат и погасить нарастающие протестные настроения сильной социальной политикой.

Историческая перспектива откроется перед этим курсом, если в основу правительственной политики будут положены такие ценности, как интересы Человека труда, социальный порядок и солидарная ответственность.

Путь к величию страны, возрождению достоинства Человека один – достижение такого состояния, при котором страна будет восприниматься как Суверенная Справедливая Сплоченная Россия. Это и будет СССР в том виде, в котором Россию привыкли уважать, а с ее интересами – считаться.

Написать нам

x

Ваше имя*

Номер телефона*

Комментарий*

Спасибо

x

Информация отправленна!